Шоково-бензиновая терапия

0
15

На протяжении четверти века в России действует параллельная система нефтедобычи, переработки и реализации нефтепродуктов. Реализации, участником которой хоть раз становился каждый автовладелец

16.11.2018 в 09:39, просмотров: 4690

Несколько дней назад Независимый топливный союз создал комитет по чрезвычайной ситуации в отрасли. В открытом письме Владимиру Путину «союзники» сообщают, что в случае, если власти проигнорируют сложившуюся ситуацию и не инициируют реформу топливного рынка, они не исключают «возможность всероссийской забастовки независимых АЗС». Неизвестно, каков удельный вес «союзнических» заправок, но в целом независимые АЗС занимают, как считается, порядка 30% топливного рынка. Все равно угроза нешуточная.

В понедельник президент на встрече с вице-премьером Дмитрием Козаком напомнил, что «у вертикально интегрированных компаний есть претензии к розничному звену». И добавил: «Когда, по мнению руководителей компаний, розница играет на бирже недобросовестно, потом вставляет необоснованное количество посредников, цель которых только цену задирать, а не оказывать реальные услуги на рынке». В ответ Козак пообещал до конца декабря силами ФАС и Минэнерго провести ревизию независимого автозаправочного хозяйства на предмет монополизации и необоснованного завышения цен.

Наконец, тогда же стали известны результаты экспертизы комитета по энергетике РСПП, по которым объем контрафактного, то есть прошедшего мимо налоговых органов, и суррогатного или некачественного, моторного топлива на российском рынке достигает 60%. Впрочем, кулуарная оценка контрафакта от Минэнерго куда оптимистичнее: «всего» 30%.

Взаимоисключающие сообщения, не правда ли? С одной стороны, независимые АЗС настаивают на изменении правил игры, угрожая «всероссийской забастовкой». С другой стороны, президент и правительство, по всей вероятности, имея веские на то основания, обвиняют топливных бизнесменов в необоснованном завышении цен и монополизации. А тут еще шокирующие данные о масштабах бензинового мухлежа.

Как итог, независимые АЗС объявили государству «последний и решительный бой». Сражаться им есть за что: на кону, подчас, не только теневые миллиарды, некогда вложенные в топливный бизнес, но и свобода, а для кого-то — жизнь.

Алгоритм теневой нефтяники, по моим оценкам, следующий.

Начну с того, что в некоторых добывающих регионах не учитывается до 20% полученной нефти. Тут и искажение отчетности, и наличные расчеты, и коррупционная заинтересованность чиновников и даже надзорных органов.

Дальше неучтенное, а в ряде случае украденное из нефтепроводов, сырье попадает на частные НПЗ. Большие НПЗ, входящие в состав вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНКов), работают в строгом соответствии с установленными техрегламентами. К слову, и после, уже на стадии реализации, ВИНКи находятся под пристальным контролем теперь уже ФАС, зорко следящей за ценообразованием. Не забалуешь.

Что до частников, то им сам черт не брат: оформил мини-заводик по переработке нефти как установку, скажем, для производства битумных гидроизоляционных материалов, и гони себе низкокачественный бензин или дизтопливо. И ладно бы из сырой (неучтенной) нефти. В качестве первоосновы нередко используются судовое маловязкое топливо, печной мазут, топливный «первач» и другие полуфабрикаты.

Следующие в цепочке — независимые нефтебазы, как правило, принадлежащие владельцам независимых сетей АЗС. Здесь бодяжно улучшаются октановые характеристики, и в результате тонна официально приобретенного у ВИНКов «нормального» бензина (дизтоплива) по факту разрастается в три, пять, а то и десять раз. Как? Очень просто: документы на регламентную тонну за счет «левого» топлива делают нужное количество оборотов. Изюминка в том, что двигатели палёнку кряхтя, но переваривают, разве что изнашиваются раньше положенного срока.

Остальное — дело техники, тем более что в стране отсутствует сквозной контроль от нефтедобычи до реализации. Налоговики в состоянии проконтролировать только отдельные элементы, тот же НДС. Так что продал за наличные, по талонам или топливным картам, скрутил кассовые счетчики, «порешал» с проверяющими — и живи в свое удовольствие.

Думаете, сказочки? Если бы.

Понятно, что ни налогов, ни акцизов, ни взносов с сумасшедших «левых» объемов не платится? Недостающие суммы за этих ушлых ребят вносим мы, автовладельцы. А они еще активно лоббируют возможность снижения оптовых цен и продолжения производства и оптовой реализации бензина АИ-80, который ВИНКи давно уже не продают и не производят, чтобы под видом этого топлива продавать суррогат. Ведь достаточно получить мелкую партию сертифицированного бензина, чтобы иметь прикрытие для больших партий суррогатного топлива, которое производится на «левых» НПЗ.

Кризисная ситуация на топливном рынке возникла не сегодня. Это нарыв, который созревал не один год. До поры до времени ВИНКи терпели эту ситуацию, что, конечно, не говорит в их пользу. Но в тот момент, когда некоторые так называемые независимые АЗС закусили удела и начали изображать из себя «униженных и оскорбленных», терпение ВИНКов, наконец, закончилось. Крупные компании вскрыли этот старый нарыв, обратив внимание общественности на то, что на бирже и некоторых региональных рынках бал правят перекупщики. Эти недобросовестные компании, похоже, попросту решили использовать создавшуюся ситуацию для получения сверхприбыли, руководствуясь классическим «маловато будет».

«На бирже одна инвестиционно-финансовая компания, крупнейший брокер, закупает около 30% нефтепродуктов и перепродает их, похоже, своим же аффилированным поставщикам. Непрозрачная структура биржи позволяет не раскрывать информацию о сделках, чем и пользуются недобросовестные участники рынка. Под прикрытием биржевой торговли они осуществляют договорные сделки, увеличивают количество спекулятивных операций и значительно удлиняют цепочку посредников, что в результате накручивает цену для конечного потребителя», — рассказал Газете.ru политолог Алексей Мухин. Что касается частников в регионах, то, по словам Мухина, «в Приморском крае… частные сети закупают в четыре, а то и пять раз больше, чем могут реализовать. А когда закупаемые объемы настолько превышают потребности — это означает, что мы имеем дело с классическими перекупщиками».

«Роснефть» и другие ВИНКи не раз предлагали адекватные меры по выходу из топливного тупика: ввести плавающий акциз на топливо или перенести уплату акциза с НПЗ на «колонку», что позволит избежать торговли суррогатным топливом, а также идентифицировать производителя и повысить эффективность нефтепереработки. Еще одной мерой должна стать обязательная переработка внутри страны не менее 17,5% добываемого сырья (именно столько от общего объема добычи потребляем мы с вами).

Другими неотложными мерами (помимо снижения налогового бремени) специалисты считают скорейшее внедрение цифрового фискального контроля от скважины до бака. Каждая добытая тонна нефти должна учитываться в государственной фискальной системе, затем отслеживаться в нефтепроводах и НПЗ, а после — на нефтебазах и на АЗС. Естественно, данные на входе и на выходе должны совпадать, а если расходятся, значит, где-то проскочил контрафакт или суррогат. И начинать нужно не с НПЗ, а с АЗС, с розницы,

Напоследок всего одна цифра. Пресечение неуплаты налогов и акцизов только с 30% продаваемого в России топлива принесет в бюджет не менее 600 млрд рублей. Больше, чем правительство планирует получить от повышения НДС со следующего года. Можно посчитать всю сумму дополнительных доходов, но мы условились только об одной цифре.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии