Владелец компании из дела о грязной нефти продал ее в СИЗО

0
165

Компания «Нефтеперевалка», владеющая узлом учета нефти в Самарской области, через который предположительно была вброшена загрязненная хлорорганикой нефть в систему «Транснефти» в апреле 2019 года, сменила собственника. Ее новым владельцем стал Сергей Сапунов, следует из данных СПАРК. Запись о смене собственника появилась 29 августа.

Это подтвердил РБК Дмитрий Натариус, который является адвокатом Светланы Балабай, гендиректора и бывшего собственника «Нефтеперевалки». По его словам, продажа было осуществлена с согласия и по просьбе прежнего бенефициара актива Романа Ружечко. Балабай и Ружечко наряду с другими сотрудниками «Нефтеперевалки» и структур «Транснефти» являются фигурантами уголовного дела о загрязнении «Дружбы», которое было возбуждено в мае. Балабай находится в СИЗО в Самарской области, а Ружечко в июле задержали в Литве. Адвокат Романа Ружечко не ответил на звонок РБК.

Именно Балабай поставила подпись под документом о переходе прав собственности на актив, подчеркнул Натариус. Он сказал, что ему неизвестно, в чьих интересах продавец приобрел актив и по какой цене, является он номинальным или реальным владельцем.

Натариус также отметил, что согласие на сделку предоставил и МСП-банк, который является кредитором и залогодержателем по многомиллионным обязательствам «Нефтеперевалки». Условием сделки стало снятие с Балабай всех обязательств по залоговым обязательствам перед банком, сказал он. «Банк в курсе происходящих изменений», — заявил РБК представитель МСП-банка, подтвердивший, что тот дал согласие на сделку.

Компания была продана по номинальной стоимости — 10 тыс руб., сказал РБК источник, близкий к бывшим акционерам «Нефтеперевалки». По словам другого источника, близкого к бывшим акционерам компании, сделка была нотариально завизирована прямо в СИЗО с согласия следователя, допустившего нотариуса к продавцу. Новый собственник не мог купить актив, не договорившись с «Транснефтью» об условиях работы компании, указывает собеседник РБК, замечая, что покупатель может быть связан с монополией.